Екатеринбургское муниципальное
унитарное предприятие
Комбинат
специализированного
обслуживания
Муниципальная похоронная диспетчерская служба
Звоните нам
круглосуточно:
+7 (343) 257-12-12
007
(только с городских номеров)

Риск в самый важный день

Такое печальное событие, как смерть близкого человека, к огромному сожалению, иногда дополнительно омрачается плохой работой частных похоронных бюро. Таких в Екатеринбурге хватает с избытком (порядка 50-ти — прим. ред.) и каждая уверяет, что у них самые низкие цены на самом высоком уровне обслуживания. Мы неоднократно писали о доверчивых клиентах, которые переплачивали огромные деньги, получая за «свои кровные» такой сервис, что и вспоминать страшно. Совсем недавно состоялся суд, где ответчиком выступали «Ритуальные услуги И. П. Мерзлякова», ободравшие как липку своего клиента. Ими были выставлены такие цены, за которые можно соорудить маленький мавзолей. И суд обязал недобросовестных «ритуальщиков» вернуть деньги, оплатить моральный ущерб и все судебные издержки.

Родственники близкого человека, иногда не могут мыслить холодно и адекватно, но, тем не менее, необходимо собрать волю в кулак, чтобы не усугубить неправильными действиями эту тяжелую ситуацию. А как правильно действовать объясняют специалисты ЕМУП КСО.

Корреспондент: Расскажите о том, как людям избежать ошибок при таких нелегких обстоятельствах, как организация похорон близкого человека?

Яна Петрушевская: Начнем с того, что сами похороны — это конечный этап процедуры прощания с умершим. Но день похорон — самый важный день, к которому требуется самая тщательная подготовка, где должны быть учтены любые мелочи. И вот до этого дня предстоит немало забот и самим родственникам, и работникам ритуальной службы. Наш Екатеринбургский комбинат специализированного обслуживания, имея огромный опыт работы, учитывает всё и выполняет все требования в своей деликатной работе. Мало кто знает тонкости этой работы, а надо бы знать! Для того, чтобы и достойно проститься с умершим, и не подвергать свое здоровье риску.

В чем же риск?

Лилия Гуцаленко: Риск есть, не всегда, конечно, но присутствует. У нас это все предусмотрено, а вот в мелких похоронных конторах — нет. Дело в том, что по санитарным нормам тело необходимо перевозить из квартиры в морг не на катафалке, как думают многие, а на спецмашине, в специальном пластиковом мешке и специально обученными этому людьми. А что мы видим на практике в «частных лавочках»? Они плюют на санитарные нормы, у них одна машина на все случаи – и забрать тело с адреса и перевезти его на кладбище или в крематорий. А представьте себе, что вы, провожая гроб с родственником в последний путь, садитесь в катафалк, где до этого перевезли массу покойников из дома в морг в разной степени сохранности. Да еще и не в спецмешках, а просто завернутыми в простыню. И для вашего здоровья атмосфера в таком автобусе просто опасна.

А как это делается в КСО?

Я. П.: Существует служебная инструкция для внутреннего пользования, которая четко определяет порядок действий наших специалистов. Она исключает случаи, когда в морге могут перепутать при выдаче родственникам умершего (а такие случаи с мелкими ритуальными фирмами есть), предписывает соблюдение всех санитарных норм, да и всего прочего, что только может случиться при нашей работе. А с машинами для транспортировки обстоит так. С адреса до морга везет спецмашина, оборудованная для этих целей, а вот уже из морга до кладбища едет катафалк. Так что у нас риска для здоровья сопровождающих нет никакого. Тем более, что после каждого выезда и спецмашина и катафалк подвергаются дезинфекции. Что творится в некоторых мелких ритуальных фирмах, я уже сказала. Они не хотят, да и просто не могут позволить себе держать парк машин для разных целей, не могут нанимать или обучать настоящих специалистов, нанимают абы кого за маленькую зарплату, поэтому нарушений там масса.

И как людям избежать подобных коллизий?

Л. Г.: Да очень просто — обращаться в проверенную и зарекомендовавшую себя с лучшей стороны фирму. К тому же в скором времени начнется лицензирование компаний ритуальных услуг, так что появилась реальная надежда, что всех недобросовестных наших «коллег» лишат права заниматься этой деятельностью.